Вадим Шефнер. Дядя с большой буквы, или великая пауза




Уважаемые земляне и землянки!
Близится 2051 год, а ученые мужи, нагромождая одну теорию на другую, все еще спорят о причинах, вызвавших Великую Паузу, - и все впустую. Что касается широкой публики, то ей до ВП как до лампочки. Ведь это случилось давно, в последней четверти минувшего XX века... Конечно, дату ВП вы все знаете - по учебникам, по произведениям писателей того времени, а некоторые - и по личным впечатлениям. Знаете вы, и в чем заключалась суть ВП. Но суть эта, потрясшая тогдашние людские умы, людей XXI века уже не волнует. Двигатели внутреннего сгорания давно канули в минувшее, автомобили можно увидеть только в музеях и исторических фильмах, по дорогам из искусственного льда мчатся бездымные и беззвучные альфатобусы, корабли с альфамашинными установками бороздят океаны, альфалайнеры земного и космического назначения взмывают в небесную высь...
Старушка нефть давно утратила свое значение как горючее, давно стала сырьем для промышленности, однако и оттуда ее вытесняют новейшие сырьевые материалы. Но не так было в дни моей молодости...
Вот об этих-то днях я и поведаю вам, дорогие земляне и землянки. И дело тут не лично во мне, а в том, что я один на всей Земле знаю, почему случилась Великая Пауза.
А вы, ученые мужи, пеплом посыпьте головушки свои! В день опубликования моего сообщения все ваши теории о ВП лопнут, как мыльные пузыри, и останетесь вы у разбитых корыт! Жаль мне вас, уважаемые собратья (я ведь тоже ученый!), - но Истина мне всего дороже. Дядя мой, скончавшийся по причине глубокой старости в 2021 году, дал мне указание помалкивать об этом деле и держать язык за зубами тридцать лет подряд. Но завтра истекает срок хранения тайны! Истекает срок держания языка за зубами!

2. Я И ОКРУЖАЮЩИЕ

Взяв быка за рога, начну с самого себя. Это мне нужно для плавного хода повествования, то есть чтоб не сбиться. Ведь я, учтите это, - не писатель. Я - непризнанный ученый-любитель. Одновременно я уже много десятилетий курирую ларек при одной ленинградской бане. Как известно, многие граждане, несмотря на весь комфорт, дарованный им XXI веком, любят, как в старину, попариться в баньке. Когда-то я продавал им мыло, веники и мочалки, но с той поры как отменили деньги, я им это все вручаю бесплатно. А иногда я собственноножно иду в предбанник и собственноручно раздаю мужчинам эти банные принадлежности. Такой личный контакт дает мне возможность задавать им вопросы по ВОПРОСНИКУ, составленному моим покойным гениальным Дядей. К сожалению, директор бани строго-настрого воспретил мне заходить с ВОПРОСНИКОМ в женское отделение - он не понимает, какой удар он наносит науке! Этот директор - мой личный враг. Он говорит, что чуть ли не полвека тому назад мне следовало уйти "на отдых", и каждое десятилетие вывешивает приказ о моем отчислении. Но, пока я жив, я не покину своего банно-научного поста!
Однако вернусь в минувший век. Я, Виктор Электронович Незверев, родился в Ленинграде в 1963 году. И мать, и отец были геологами. Когда я достиг школьного возраста, родители мои, уезжая на все лето "в поле", заимели привычку "подкидывать" меня Дяде и тете, которые жили в нашем же доме, только по другой лестнице. И Дядя, и Эллада Васильевна (тетя) относились ко мне превосходно, и, когда наступал у них отпуск, увозили с собой куда-нибудь на дачу. А затем, на подходе к пенсионному возрасту, Дядя откупил половину старенького каменного домика в поселке Новые Пеньки - это кило
метрах в ста от Ленинграда. Продал ему эту половину человек, от которого ушла молодая жена, сотрудница одного НИИ, специалистка по нефти (читатель, запомни это обстоятельство!). Дядя в то время был в крупном выигрыше: он угадал шесть цифр в спортлото. Он говорил, что сам скалькулировал свою удачу и вывел формулу выигрыша. Но мир не без злых языков, и некоторые люди имели наглость утверждать, что выигрыш произошел по формуле "дуракам - счастье". А домик этот понравился Дяде тем, что стоял на краю поселка, далеко от дороги. Дядя терпеть не мог шума, в особенности автомобильного и мотоциклетного. Устраивало его и то, что домик не деревянный: каменная кладка более подходит для укрепления на ней мемориальной доски. Несмотря на всю свою скромность, Дядя законно полагал, что имя его будет увековечено.
Если уж я повел речь о домике, считаю нужным сказать и о Дядином соседе - совладельце. Он, сосед, вскоре после того как произошла Великая Пауза, просил меня никогда не упоминать его имени в связи с этим событием, ибо это может повредить ему по службе. Выполняя волю покойного, я скрою его имя и фамилию. В своем повествовании я буду именовать его так: Пресмыканец. Именно так заглазно отзывалась о нем острая на язык Эллада Васильевна. Есть мастера высшего пилотажа, а есть мастера низшего холуяжа, - и Пресмыканец относился к этим последним. Он числился в каком-то полунаучном учреждении и славился там подхалимством перед начальством. Но заряд подхалимажа в нем был такой мощности, что он тратил его и на Дядю - и вроде бы совершенно бескорыстно.
- Как повкуснела вода в нашем колодце! - восклицал он, появляясь с ведром перед Дядиным окошком. - С тех пор как здесь поселился такой кристально чистый человек, как вы, вода тоже стала кристально чистой!.. А как движется ваш неугасимый научный труд?
Но вернусь к своей личности. Окунусь в школьные годы. Должен заявить, что педагоги меня недооценивали. Только не подумайте, что я был каким-то там лодырем отпетым! Наоборот! С третьего класса я погрузился в чтение фантастики, и школьная программа стала мне узка, я перерос ее. Какая уж там таблица умножения и сколько воды вольется в бассейн - я мыслил миллионами световых лет, я размышлял о Внеэвклидовом изгибании пространства, в моем мозгу клубились квазары, кварки, пришельцы из Загалактических туманностей! Родители же, не учитывая моих космических устремлений, наказывали меня за плохие отметки. И только Дядя относился ко мне с пониманием. Он очень ценил во мне одно замечательное свойство: я умел шевелить своим головным волосяным покровом.

3. ДЯДЯ И ТЕОРИЯ ХВОСТОГЛАВИЯ

Трудно писать о непризнанном гении! Сердце трепещет, электронная самописка дрожит в руке моей! Но наберусь отваги и вплотную поведу речь о Дяде. Звали его Афедрон Митрофанович Опенышев. Для краткости и из родственных чувств я всюду в повествовании своем именую его Дядей. Да-да, с большой буквы! Это - из уважения к его научному величию.
Увы, и в нашем просвещенном XXI веке Теория, выдвинутая Дядей и продолженная мной, не нашла признания, а порой подвергается грубому гонению и осмеянию. На днях, задержав публику в вестибюле бани (для чего мне пришлось запереть наружную дверь), я пытался прочесть лекцию "О возможности существования хвостоголовых гуманоидов на дальних планетах". Не успел я произнести и десятка фраз, как среди слушателей возник нездоровый ажиотаж, затем кто-то вызвал директора, и этот гонитель науки сам раскрыл двери, после чего публика с ехидной поспешностью покинула вестибюль.
Но вернусь к Дяде. Дядя мой не имел ни научных титулов, ни знакомств. С молодых лет он работал калькулятором во Дворце Быта. Единственным его недостатком было обильное курение. Будучи человеком тонкой души, он, чтобы не отравлять дымом сослуживцев, почти все свое рабочее время проводил не в служебной комнате, а в просторном холле Дворца, куда выходили двери различных служб быта. Прохаживаясь там, он любил смотреть сквозь стеклянную широкую дверь на работу парикмахеров. При этом он не раз задавал себе вопрос: для чего людям волосы? Ведь ежели мыслить логически, от них одна морока - их надо мыть, стричь, тратить на них время и деньги.
Однажды его внимание привлекли две симпатичные дамы, ждущие очереди к мастеру. Одна из них шутя сказала другой, что умеет шевелить волосами. И действительно, она, не прикасаясь рукой к голове, кокетливо шевельнула своей прической: все волосы на ее симпатичной головке пришли в некоторое волнообразное движение. Тут Дядя вспомнил, что при сильном испуге волосы у людей встают дыбом. Он сопоставил эти факты, и его осенила гениальная догадка: головной волосяной покров человека - это рудимент хвоста! Голова создана матерью-природой для того, чтобы на ней находился хвост! Несомненно, что в доисторические эпохи на головах людей красовались пышные вертикальные хвосты! Осененный хвостом, человек смело шел сквозь доисторические века! На первоначальной стадии развития люди еще не умели шить одежду и ходили голышом - и хвост давал им возможность отмахиваться от мух, слепней и прочих насекомых. Это высвобождало руки человека для охоты, работы, ухода за детьми. Более того, хвост помогал мыслить: вместо того чтобы ежесекундно давать себе пощечины, убивая назойливых комаров, человек отмахивался от них персональным хвостом, а сам в это время мог предаваться размышлениям на отвлеченные темы. Ныне хвост стал рудиментом, но кто знает - не пожалеет ли человек в будущем, что утратил его? Скажем, при заселении безлюдных отдаленных планет, где в изобилии водятся всякие летающие насекомые, хвост был бы определенно полезен.
Когда Дядя поделился своим научным озарением с сослуживцами, они отнеслись к этому сообщению без должной серьезности, а женщины почему-то даже обиделись. И тогда Дядя решил доказать все это письменно. Он приступил к работе над рукописью, которую озаглавил так: "Хвостоглавие как основа земной цивилизации. Догадки и доказательства". Этому труду Дядя посвятил всю свою жизнь.
После ухода на пенсию Дядя очень много времени проводил в Новых Пеньках. Сидя в своей тихой комнате, он вдохновенно писал страницу за страницей, выявляя то звено человеческой истории, которое прошляпили маститые ученые во главе с Дарвином. Летом Дядя часто ходил по окрестным деревням и проводил индивидуальные опросы поселян и дачников по составленному им ВОПРОСНИКУ, дабы выявить людей, имеющих какое-либо отношение к хвостоглавию. Но результаты не радовали: никто не желал признаваться в том, что его предки носили на голове хвост. Некоторые несознательные граждане смеялись над тружеником науки и делали намеки, что он "с приветом". Юноши, носящие длинные волосы, сердились на него, когда он выпытывал у них, не сказывается ли в их прическах подсознательная тяга к хвостоглавию. Впрочем, были и удачи: одна старушка проявила гражданское мужество и сообщила, что во время запоев ей снятся какие-то не то люди, не то черти с кобыльими хвостами на головах. Этой ценной старушке Дядя посвятил в своем труде главу, где доказал, что под воздействием алкоголя человеку могут сниться сны, в которых закодирована генетическая реликтовая информация.

4. ГОСТЬЯ ИЗ КОСМОСА

В то достопамятное лето родители опять подкинули меня к Дяде и тете. Прибыв в Новые Пеньки, я нашел и Дядю и Элладу Васильевну в удрученном состоянии! Еще бы! Дорожники спрямили шоссе, и теперь оно пролегало метрах в тридцати от Дядиного жилища! По шоссе с гулом и треском мчались грузовики, легковушки и мотоциклы, и это мешало Дяде собраться с творческими мыслями. Тетю же возмущали девушки, враскорячку сидящие на багажниках:
- Такие здоровые девицы, прямо девки-лошади! Им бы своим ходом ходить, а они, негодницы, к молодым людям на мотоциклы лезут!
- Проклятая автомобилизация! - гневался Дядя. - О, как я завидую своим хвостоголовым предкам!
Пресмыканец, разумеется, выражал Дяде сочувствие:
- Скорблю за вас! Вы вправе жаловаться в высшие инстанции! Учитывая всемирное значение вашего гениального труда, дорогу должны закрыть для транспорта!
Но Дядя, по скромности, никуда не слал жалоб. Поникший и бездеятельный, сидел он за своим письменным столом. Работа над рукописью застопорилась. Иногда он обращался ко мне:
- Пошевели головным покровом, мой юный друг, утешь меня!
Я с радостью выполнял Дядину просьбу, и лицо его ненадолго светлело.

В тот вечер мы втроем сидели на верандочке и пили чай. Вдруг на дорожке послышались шаги, и перед нами предстала стройная девушка. Платье ее светилось в сумерках.
- Разрешите присутствовать? - спросила она мелодичным голосом.
- Добро пожаловать, - вежливо ответила Эллада Васильевна и предложила ей чашку чая, ведь эта девушка совсем не походила на тех, что разъезжают на багажниках. Я-то лично сразу догадался, что она неземного происхождения.
Изящно помешивая ложечкой чай, незнакомка сообщила, что она - руководительница детской экскурсии. Сегодня они побывали в Африке, в Арктике, а теперь снизились здесь. Через час - отлет на родную Каракатиду, седьмую планету в созвездии No 354275... К сожалению, на осмотр Земли взрослые каракатидяне запланировали только одни сутки.
Тут я спросил ее, почему она так хорошо знает русский язык. Девушка скромно ответила, что при подлете к Земле их Электронный Уловитель впитал в себя лингвистические земные знания и мгновенно "перекачал" их в сознание экскурсантов.
Меж тем Дядя вынул из кармана свой ВОПРОСНИК.
- Встают ли у вас дыбом волосы при сильных эмоциях? - обратился он к пришелице.
- Нет, - ответила она.
- Не припомните ли вы случая, когда в вашей Деревне кто-либо упоминал о своих предках, у коих на головах имелись полноценные хвосты?
- Нет, такого случая я не припомню.
- Умеете ли вы, ваша мать, отец, бабушка, сестра шевелить головным волосяным покровом? - с угасающей надеждой в голосе спросил Дядя.
Получив и на этот раз отрицательный ответ, он утратил интерес к инопланетнице. А та, вынув из небольшой сумочки плоский ящичек, положила его на стол и сказала:
- У нас, каракатидян, есть обычай оставлять подобный сувенир, отбывая с чужой планеты.
- Извиняюсь, а что это? Это фотоаппарат? - спросила Эллада Васильевна.
- Нет, это Исполнитель Желаний. Надо изложить на бумажном квадратике желание, вложить его вот в это отверстие и нажать вот эту кнопку. К сожалению, прибор может осуществить только два желания - большим запасом энергии он не обладает.
- А какие, извиняюсь, желания он исполняет? - спросила тетя.
- Любые.
- Каков радиус действия данного прибора? - поинтересовался Дядя.
- Он действует глобально, в масштабе данной планеты.
- А вы не боитесь, что мы тут на Земле такое отчудим, что потом век не расхлебать? - задала вопрос тетя.
- Разве взрослое разумное существо может замыслить что-либо дурное! - со строгим удивлением произнесла девушка. - К тому же этот прибор предназначен в подарок самому мудрому на Земле, вы-то уж, конечно, знаете кому...
- Теперь все ясно, - со скромной улыбкой сказал Дядя. - Благодарю вас, девушка, от лица человечества! Этот прибор предназначен именно мне!
Я проводил симпатичную гостью. Звездолет был пришвартован к Земле между двумя холмами, что за Егорьевским лесом, - километрах в трех от Новых Пеньков. Межпланетный корабль напоминал не то старинный дирижабль, не то исполинский огурец. Возле него играли инопланетные ребятишки, очень похожие на наших, только более дисциплинированные. Вскоре они культурно, во главе с девушкой, вошли в звездолет - и он взмыл в высоту.
Когда я вернулся, Дядя и Эллада Васильевна все еще сидели на веранде. Ящичек поблескивал на столе. Затягиваясь неизменным "Беломором", Дядя размышлял вслух:
- Конечно, Элладушка, твоя мысль - внушить глобально всем девицам, чтоб они не ездили на багажниках, - мысль заманчивая. Но не будем торопиться... Заманчива и идея дать прибору приказ о мгновенной хвостизации всех людей планеты. Но мне не хочется идти таким насильственным путем. Я должен закончить свой капитальный труд - и, ознакомившись с ним, все люди сами поймут величие моей идеи... Давай-ка вопрос о конкретном применении прибора отложим до завтра. Утро вечера мудреней.

5. ВЕЛИКАЯ ПАУЗА

На следующий день Дядя встал в семь утра и приступил к работе. Ободренный тишиной, он вдохновенно набрасывал новую главу: "Головной хвост как средство сигнализации и информации у доисторических племен". Стоя в палисаднике у окна, я наблюдал, как трудится великий ученый. Авторучка его так и порхала по бумаге.
Вдруг с шоссе послышались мотоциклетные выхлопы. Потом пронесся самосвал. И пошло и поехало... Дядя бросил самописку и выбежал из дома. Подойдя ко мне, он скорбно сказал:
- Пошевели головным покровом, мой юный друг, утешь меня!
Я выполнил просьбу, и лицо его озарилось улыбкой, но ненадолго. Помрачнев, он сел на скамью.
В это время подошел Пресмыканец.
- Вижу, как вы страдаете от автомобилизма, и рыдаю душой! - воскликнул он, низко поклонившись Дяде. - Но позвольте узнать, что это за аппетитная фигурка посетила вас вчера вечером? - игриво закончил он.
Тут Дядя вспомнил о приборе и выдал Пресмыканцу полную информацию.
- А это не розыгрыш? - поинтересовался Пресмыканец.
- Вроде бы нет... Элладушка, будь добра, принеси тот ящичек!
Эллада Васильевна принесла прибор. Пресмыканец обнюхал его со всех сторон и сказал, что изделие - явно инопланетное. Затем он спросил у Дяди, как тот намерен его применить.
- Еще не решил, - ответил Дядя. - Мне думается, что с помощью этого прибора можно как-то стимулировать мою научную деятельность!
- Ваш могучий мозг не нуждается ни в какой стимуляции! - заявил Пресмыканец. - Иное дело, если использовать этот прибор для снятия помех, мешающих вашему творческому процессу...
В этот момент по шоссе пронесся междугородный автобус.
- Хорошо бы повелеть, чтобы весь транспорт перестал издавать шум, - сказал Дядя.
- Это паллиатив, - возразил Пресмыканец. - Ведь бесшумным станет только тот автотранспорт, который наличествует на Земле в момент нажатия на кнопку. А машины тысячами каждый день пекут.
- А что, если приказать всем шоферам объезжать Новые Пеньки по другим дорогам? - высказалась Эллада Васильевна.
- Кардинальное решение имеется только одно, - тихо молвил Пресмыканец. - Но тогда нам придется отказаться от керогазов.
- Не улавливаю вашего замысла, - сказал Дядя.
- Замысел очень прост, - заявил Пресмыканец. - Надо, чтоб нефть и все ее производные утратили горючесть. Глобальный масштаб мероприятия создаст благоприятные условия для вашего творчества. Частичный ущерб, нанесенный этой мерой планете, будет с лихвой компенсирован тем, что вы сможете подарить людям свой коронный научный труд.
- Элладушка, а ведь в этом есть рациональное зерно! Скажи свое веское слово.
- Я боюсь, самолеты попадают, да и корабли останутся болтаться в море без горючего, - молвила тетя. - Да и нам без керогаза трудно будет.
- Самолеты не побьются, и корабли не лягут в дрейф, - возразил Пресмыканец. - Мы сформулируем спецзаказ так: "Полная негорючесть нефти и ее фракций в земле и на земной поверхности". Водной поверхности и воздушного океана это не касается.
С шоссе послышался остервенелый моторный рев. Подвыпивший парень в пестро размалеванной каске мчался на мотоцикле без глушителя, на багажнике восседала ухмыляющаяся красотка.
- Ладно, обойдемся без керогаза - будем на плитке и на дровах готовить! - сердито буркнула Эллада Васильевна. - А только нельзя ли в эту писульку заодно и водку вписать, чтобы вся водка на свете превратилась в воду? Тогда мы враз покончим и с автомобилизмом, и с алкоголизмом.
- Что вы! Что вы! У спирта же совсем другая формула! - забеспокоился Пресмыканец.
Итак, взрослые приняли решение. Мысль о том, что Земля останется без горючего, потрясла меня до глубины души. Дело в том, что я давно мечтал о мопеде, и родители обещали мне подарить его будущим летом, если я не останусь в классе на третий год. А ведь мотор-то у мопеда работает на бензине!..
Когда заявка была вложена в отверстие прибора, Эллада Васильевна вдруг встрепенулась.
- Часика три повремени! - сказала она Дяде. - Обед на керосине в последний раз сварю. И еще дров закупить у Михеевых хочу, они давно предлагали. Это сегодня надо сделать, завтра-то дровишки ой как вздорожают!
С хозяйственными делами тетя управилась только часам к четырем дня. После обеда Дядя вынес прибор на веранду; отсюда дорога просматривалась что надо. Движение в этот час было небольшое. Но вот в поле зрения показался серенький "Москвич". Дядя нажал кнопку на инопланетном ящичке. Автомобиль сбавил ход, потом и вовсе остановился. Водитель выскочил из машины на шоссе. Лицо его выражало полное недоумение и даже ошаление.
Вскоре Дядя удалился в свою комнату, закурил "беломорину", и его благословенная авторучка забегала по бумаге. Потом к Дядиному окну подошел Пресмыканец и спросил, доволен ли тот наступившей тишиной.
- Наконец-то я творю в нормальных условиях! - ответил Дядя. - Спасибо вам за добрый совет!
- И вам спасибо! - потирая руки, молвил Пресмыканец. - Ведь и я имею моральный выигрыш на этом деле! Моя бывшая женушка пишет диссертацию на нефтяную тему, но кому теперь нужна ее писанина, если нефти как таковой больше нет!.. А не блуди! Не покидай, жена, мужа своего!

6. КОНЕЦ ВЕЛИКОЙ ПАУЗЫ

В шестом часу вечера Дядя попросил меня съездить за папиросами на станцию - в тамошнем ларьке всегда имелся "Беломорканал". Я оседлал велосипед и погнал по шоссе. Ехать было одно удовольствие: никто не клаксонил мне, чтобы я уступил дорогу, никто не норовил прижать меня к обочине. Весь автотранспорт стоял как вкопанный. Шофера и пассажиры или обалдело сидели в машинах, или слонялись возле них, осовело глядя по сторонам.
На станции меня поразила необычная суета. Народу на платформе было полно - и все были чем-то встревожены. Ларешница объяснила мне, что поезда не идут. Электрички-то вроде бы в порядке, но что-то случилось с двумя дизельными поездами, и из-за них возникла пробка.
Вручив Дяде пять пачек папирос, я начал было рассказывать, что творится на шоссе и на станции, но он, всецело охваченный творческим процессом, слушать меня не стал, и только спросил, почему я не привез спичек. Я ответил, что про спички он мне ничего не говорил, - и он опять погрузился в работу. А я побрел в кухню, где стоял небольшой телик, и вместе с Элладой Васильевной стал наблюдать, что деется в этом лучшем из миров. Все полагающиеся по программе передачи были уже отменены - и фильм из жизни шпионов, и тираж спортлото, и выступление поэта Вадима Шефнера, и футбольный матч. Передавали только срочную информацию.
На всех нефтепромыслах планеты приостановилась работа: нефть, таящаяся в земной толще, превратилась в мутную негорючую жидкость. Улицы всех городов мира были запружены неподвижными автомобилями и автобусами. Во всех полях стояли омертвевшие тракторы, полевые работы прервались. Самолеты приземлялись благополучно, но взлетать уже не могли: в миг приземления горючее в их баках мгновенно теряло горючесть. Корабли, причалив к пирсам, теряли способность отчаливать от них. В кафедральных соборах, в мечетях, в пагодах, в молитвенных домах, а кое-где и на площадях под открытым небом, при свете факелов, проводились срочные богослужения о Ниспослании Нефти. Некоторые малые страны объявили частичную мобилизацию и начали подтягивать к границам пехотные подразделения... Впрочем, уважаемые читатели, вы ведь не хуже меня знаете, что происходило в тот день, - вы ведь учили историю!.. Сидя перед экраном, я глубоко переживал происходящее: теперь ясно было, что даже при всех прочих благоприятных обстоятельствах мопеда мне родители не подарят. Мои горестные размышления были прерваны голосом Дяди, донесшимся из его комнаты:
- Элладушка, поищи-ка в кухне спички, у меня все вышли!
Тетя кинулась к полке и схватила коробок. Он был пуст.
- Ты же сам потаскал у меня все спички! - крикнула она. Затем попросила меня сбегать за спичками к Пресмыканцу.
Я вышел в палисадник. Увы, дверь, ведущая в половину Пресмыканца, была заперта, и сквозь нее слышался густой храп. Сосед изрядно выпил на радостях и теперь спал. Вернувшись, я доложил обстановку Элладе Васильевне, и в этот миг в кухню вошел Дядя. В руке он держал авторучку, в зубах - незажженную папиросу.
- Я сейчас схожу за спичками к Мушкиным, - сказала тетя.
- Мушкины - заклятые враги моей Теории Хвостоглавия! - гневно заявил Дядя. - Мне не нужно огня от Мушкиных!
- Что теперь делать будем - ума не приложу! - растерянно проговорила тетя.
- Эврика! И как это я запамятовал! Ведь братец-то мой в субботу зажигалку у нас забыл! - радостно вскричал Дядя и бросился в свою комнату. Мы поспешили за ним.
Дядя выдвинул нижний ящик письменного стола и вынул оттуда никелированную зажигалку. Он поднес ее к папиросе. Лицо его озарилось предвкушением затяжки. Послышался щелчок, но огонька не возникло.
- Дрянь зажигалка! - буркнул он. - Вроде бы полна бензином - и никакой вспышки.
- Вспышки и не будет! - сказала тетя. - Ты же сам, под мутным руководством Пресмыканца, все бензины-керосины аннулировал! Сейчас все на свете зажигалки не действуют!
- Как странно ты рассуждаешь! - обиделся Дядя. - Если все на свете зажигалки бездействуют, то, по-твоему, выходит, что и моя зажигалка должна бездействовать?! Но ведь я курить хочу! У меня без куренья работа не движется! - И далее он объявил, что науськивание Пресмыканца против нефти он теперь расценивает как диверсию против науки и лично против него, Дяди.
Через несколько минут Дядя вложил в ящичек пожелание, чтобы нефть и все ее производные снова обрели свои прежние свойства. Положив указательный палец одной руки на кнопку прибора, другой рукой он поднес к папиросе зажигалку. Неземная и земная техника сработали одновременно. Дядя радостно затянулся и вскоре весь окутался синеватыми клубами табачного дыма. А прибор Двухразового Действия окутался зеленоватым туманом, затем утратил четкость очертания и исчез, распылился в воздухе.
Со стороны шоссе послышались выхлопы автомобильного мотора, затем промчался мотоцикл - и пошло и поехало...
Великая Пауза кончилась.

7. ЭПИЛОГ

Дядя жил долго. Он пережил и Элладу Васильевну, и Пресмыканца, - но так и не завершил своего монументального труда. И теперь я, достойный продолжатель его дела, тружусь, не жалея сил, разрабатывая его Теорию.
Незадолго до его кончины, я спросил у Дяди, можно ли будет мне в своих воспоминаниях упомянуть о подлинных причинах Великой Паузы, дабы посрамить ученых мужей, громоздивших по этому поводу одну гипотезу на другую, - и одновременно открыть людям Истину.
Великая скромность прозвучала в его ответе. Он сказал, что только лет через тридцать после его кончины я смогу осветить этот вопрос в печати, ибо ему, Дяде, стыдно перед человечеством. Он считает себя виновным в том, что из-за своей страсти к курению слишком рано прервал Великую Паузу. Ведь вернув нефти и ее производным горючие свойства, он тем самым вернул в мир и автомобильно-мотоциклетный шум, и этот шум в дальнейшем замедлил его работу над рукописью, опубликования которой с таким нетерпением ждет население нашей планеты.
Спи спокойно, Дядя! А ты, директор бани, трепещи перед величием науки! На днях я приступил к двухсотой завершающей главе Теории Хвостоглавия.

1976
Вадим Шефнер. Дядя с большой буквы, или великая пауза